Судейское усмотрение в вопросах обеспечения иска

Судейское усмотрение в уголовном и гражданском судопроизводстве

Судейское усмотрение в вопросах обеспечения иска

7 июня 2019 г. 10:10

Участники заседания Клуба им. Д.Н. Замятнина проанализировали особенности судейского усмотрения и его роль в формировании правоприменительной практики

Как ранее писала «АГ», 5 июня состоялось шестое заседание Клуба им. Д.Н. Замятнина, посвященное теме судейского усмотрения в судопроизводстве.

Открывая мероприятие, председатель Совета судей РФ Виктор Момотов выступил с лекцией «Судейское усмотрение: благо или зло, возможность или необходимость в контексте применения права». В ходе доклада он подчеркнул, что расширение сферы судейского усмотрения – это свойство развитых правопорядков.

При этом эффективность его использования напрямую зависит от качества проработки нормативно-правовых актов и уровня юридического образования.

Представители судейского и научного сообществ отметили, что судейское усмотрение будет восприниматься обществом положительно только тогда, когда оно убедится в его справедливом применении. Член Совета ФПА РФ Елена Авакян также высказалась за судебное усмотрение, но с условием, что такие судебные акты должны быть понятны участникам судопроизводства.

О важности судейского активизма в формировании практики

Как сообщает «АГ», заведующий Центра правовых проблем интеграции и международного сотрудничества Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Анатолий Ковлер, бывший судья ЕСПЧ от РФ, в своем выступлении отметил, что право является системой мифов, созданных человечеством и выступающих в качестве ориентиров. По его словам, смысл «нормопараметров и нормоориентиров» уясняется только благодаря их трактованию судьями либо применению прецедентов. «Мы стоим перед дилеммой: насколько опасен и необходим судейский активизм? В частности, он позволяет заполнять определенные законодательные лакуны, и такой активизм можно приветствовать», – отметил он.

В качестве примера Анатолий Ковлер привел постановление ЕСПЧ по делу «Калашников против России» об условиях и длительности содержания под стражей, а также продолжительности производства по уголовному делу.

В данном постановлении было представлено его отдельно совпадающее особое мнение, в котором Анатолий Ковлер не согласился с выводами Суда о разумности срока содержания заявителя под стражей до судебного заседания, который в данном случае составил более 4,5 лет.

В другом постановлении ЕСПЧ – по делу «Канаев против России» – также было представлено особое мнение Анатолия Ковлера, касающееся прав военнослужащих на обжалование действий государства.

Данные примеры, по словам спикера, иллюстрируют, как судейский активизм помогает продвигать вперед представление о современных реалиях.

«Например, в сфере биологического права национальное законодательство консервативно, и судьи – как национальные, так и международные, – часто вынуждены лавировать и решать очень сложные вопросы, на которые законодательство не дает ответа», – подчеркнул он.

При этом спикер упомянул о важности оборотной стороны судейского активизма – самоограничении, также важном для каждого судьи.

Судейское усмотрение в гражданском судопроизводстве

Судья Верховного Суда РФ Сергей Асташов отметил, что справедливость – оценочная категория, базирующаяся на морально-нравственной основе. «Оперирование такими оценочными категориями, имеющими морально-нравственные характеристики, невозможно без усмотрения субъекта, принимающего соответствующее решение», – пояснил он.

Рассуждая о том, является ли судейское усмотрение благом или нет, спикер сравнил его с лекарством, которое по определению – благо, но все зависит от дозы, превышение которой вызывает негативные последствия.

По словам Сергея Асташова, гражданское судопроизводство невозможно без судейского усмотрения, особенно с учетом тенденции отхода от формального применения норм материального и гражданского права в связи с усложнением и дифференциацией правоотношений.

Так, например, признание сделки недействительной в связи с нарушением законодательного запрета на недобросовестность влечет ничтожность такой сделки, и разрешение таких споров (определение факта добросовестности или недобросовестности применительно к заключению этих сделок) полностью основано на судейском усмотрении.

В качестве минуса судейского усмотрения применительно к гражданским правоотношениям судья ВС назвал снижение возможности участников гражданских правоотношений прогнозировать результаты своих юридически значимых действий.

Для преодоления этого отрицательного эффекта необходимо более детальное законодательное регулирование.

«Несмотря на определенную эмоциональную и мифологическую подоплеку оценки судейского усмотрения, при его детальном анализе можно сказать, что это безусловно благо, которым нужно пользоваться в разумных пределах», – резюмировал судья.

Судейское усмотрение в уголовном судопроизводстве

Судья Верховного Суда РФ в почетной отставке Михаил Шалумов в своем выступлении обозначил роль судейского усмотрения в уголовном судопроизводстве как крайне ограниченную. «Процедура рассмотрения уголовного дела четко определена законом, и судья должен ею руководствоваться, – пояснил он.

– Судья исследует те доказательства, которые представляют стороны, на основании этого исследования он определяет фактическую сторону дела, и если приходит к выводу, что преступление имело место, то должен дать юридическую квалификацию содеянному, а если преступления не было, – решить вопрос о вынесении оправдательного приговора.

На мой взгляд, во всех этих вопросах у судьи нет вариативности в принятии соответствующего решения».

После того как судья квалифицировал преступление, добавил спикер, он обращается к санкции уголовного закона, где также законодатель уже определил пределы мер наказания. «Эти пределы могут корректироваться, – отметил Михаил Шалумов. – Казалось бы, в этом случае судья может выбрать предел по своему усмотрению. Но нет».

В качестве примера узости пределов судейского усмотрения Михаил Шалумов привел квартирную кражу. Так, УК РФ предусматривает за данное деяние максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет, минимальное – 2 месяца.

Если имело место покушение на кражу, верхний предел снижается до 4,5 лет. Если при этом обвиняемый явился с повинной, он снижается до 3 лет. В случае рецидива преступления законодатель ограничивает и минимальный срок наказания – не менее 1,5 лет.

«Вот в этих пределах судья может проявить усмотрение при определении наказания. Но при этом он должен учесть отягчающие и смягчающие обстоятельства, личность подсудимого, другие обстоятельства. Для судейского усмотрения остается очень немного места.

И если оно остается, то здесь единственным критерием можно назвать принцип справедливости», – подчеркнул он.

Спикер добавил, что принцип справедливости в данном случае предусматривает, что наказание должно соответствовать степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Кроме того, необходимо учитывать цели наказания – восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Еще одним случаем возможного применения судебного усмотрения в уголовном судопроизводстве, но с оговорками, спикер назвал разрешение вопроса об освобождении от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям.

«В законе указано, что судья вправе принять такое решение. Тем не менее данное право судьи, по сути, является его обязанностью. Судья должен установить наличие всех условий для принятия такого решения и мотивировать его.

Таким образом, усмотрение здесь тоже очень ограничено», – пояснил он.

В заключение Михаил Шалумов отметил, что судейское усмотрение будет восприниматься обществом положительно только тогда, когда общество убедится в его справедливом применении. «Кроме того, в обществе должно быть правильное понимание справедливости – не обывательское, а именно правовое», – подчеркнул он.

Адвокатам важна предсказуемость судебных решений

По мнению члена Совета Федеральной палаты адвокатов РФ Елены Авакян, с точки зрения адвоката говорить о судейском усмотрении сложно. «Адвокату в судебном процессе нужна предсказуемость решений: он должен осознавать, какое решение с той или иной долей вероятности примет суд», – пояснила она.

Елена Авакян отметила, что в России, к сожалению, институт судейского усмотрения пока весьма гибок: в тех аспектах, где хотелось бы иметь больше определенности (оценка допустимости и относимости доказательств, возможности или невозможности привлечения свидетелей, активизма адвоката в судебном процессе и т.д.), судейское усмотрение чрезвычайно широко.

При этом в вопросах назначения наказания и оправдательных вердиктов оно чрезвычайно узко. «Я абсолютно согласна с судьями, которые говорили, что судейское усмотрение базируется в первую очередь на принципах справедливости, морали, нравственности.

К сожалению, далеко не всегда мы имеем единое представление о том, что морально, нравственно и справедливо с точки зрения защитника обвиняемого и судьи», – подчеркнула она.

Кроме того, добавила спикер, степень судейского усмотрения во многом ограничивается постановлениями вышестоящих инстанций: «Что, как не прецедент, создает суд в тот момент, когда законодатель решает, что ему необходимо перенести в закон ту или иную норму? Высший Арбитражный Суд РФ в свое время пошел по этому пути, признав наличие прецедента, и таким образом сформировал тренд обязательности решения вышестоящей инстанции по вопросам применения права. К сожалению, это не всегда давало положительный эффект».

Адвокат подчеркнула, что выработка единообразного подхода должна осуществляться с разумной и осознанной позиции: «Нам хотелось бы, чтобы судьи нижестоящих инстанций не пытались “притянуть” позицию вышестоящих инстанций к любым фактическим обстоятельствам, а применяли ее в тех обстоятельствах, где она применима».

В своем выступлении Елена Авакян также затронула тему развития рынка legal tech применительно к судейскому усмотрению. «Я убеждена, что не должно быть ситуаций, когда граждане говорят, что пусть их лучше судит робот, чем судья-человек, – отметила она.

– Судейское усмотрение происходит от нравственности и справедливости, от милосердия, от возможности обратиться к человеку, а не к машине.

К сожалению, технологии legal tech, предполагающие возможность создания проектов судебных актов со всеми ссылками и оценкой доказательств, атрофируют у людей желание разобраться в деле».

«К сожалению, когда мы говорим о судейском усмотрении, мы нередко говорим о сформированной внутренней предубежденности.

Усмотрение хорошо там и тогда, где и когда стороны свободны в своих суждениях, относятся друг к другу как равные», – подчеркнула член Совета ФПА РФ.

При этом она добавила, что адвокаты очень редко сталкиваются с тем, что оценка доказательств, предоставляемых стороной защиты, производится с той же тщательностью и степенью доверия, с которыми оцениваются доказательства, представленные обвинением.

Для адвокатов, добавила Елена Авакян, судейское усмотрение – это в первую очередь возможность на равных вести диалог с судом, доказывать, формировать судейское усмотрение в том числе и ожидать, что все положения, которые будут вынесены в судебное решение, будут обоснованы и доказаны.

«Без адвокатуры нет уголовного судопроизводства. Мы такие же участники процесса, а не дополнение, прилагаемое к обвиняемому, – резюмировала она. – Я за судейское усмотрение, но чтобы каждый такой акт был понятен сторонам.

Тогда будет обеспечено полное доверие всех участников судебного процесса».

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/sudeyskoe-usmotrenie-v-ugolovnom-i-grazhdanskom-sudoproizvodstve/

Судебное усмотрение в арбитражном судопроизводстве

Судейское усмотрение в вопросах обеспечения иска

Хачатрян, А. Л. Судебное усмотрение в арбитражном судопроизводстве / А. Л. Хачатрян. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 20 (310). — С. 345-347. — URL: https://moluch.ru/archive/310/70272/ (дата обращения: 16.12.2020).



Арбитражное судопроизводство в основном направлено на защиту прав, вытекающих из предпринимательской и иной экономической деятельности. В арбитражном судопроизводстве в основном рассматриваются дела с участием юридических лиц.

Однако данный вид судопроизводства также способствует защите прав граждан, поскольку учредителями и участниками юридических лиц являются граждане и деятельность юридических лиц затрагивает также и их права.

А кроме того в арбитражном судопроизводстве рассматриваются также дела с участием индивидуальных предпринимателей. «Арбитражное процессуальное право реализует целый ряд функций, среди которых главными являются охранительная и регулятивная.

Названные функции неразрывно связаны с реализацией задач правосудия, осуществляемого арбитражными судами, и выступают важной гарантией защиты конституционных прав граждан в арбитражном процессе» [5, c.5].

Тема судебного усмотрения в арбитражном судопроизводстве не является в достаточной степени разработанной в юридической литературе. Авторы предлагают разные трактовки данного понятия и выделяют разные формы усмотрения. Так, П. В.

Марков указывает, что «существующие в отечественной юридической науке трактовки судебного усмотрения как особого властного полномочия суда или принадлежащего ему субъективного права неверны.

Судебное усмотрение представляет собой не особое полномочие, предоставленное суду, а способ осуществления властных полномочий по разрешению правовых споров и совершению отдельных процессуальных действий» [4, c. 7]. В работе Барака А.

судейское усмотрение трактуется как власть, данная судье для того, чтобы он выбрал решение из ряда законных вариантов [2, c. 34]. То есть, когда имеется один, предусмотренный законом вариант, усмотрения быть не может.

Тем не менее можно выделить определенные признаки судебного усмотрения.

  1. Субъектом данного действия является суд. Только он вправе осуществлять усмотрение, как определенный выбор из предусмотренных законом вариантов.
  2. Свобода судейского усмотрения определяется рамками закона. Закон предусматривает какие варианты поведения из возможных может выбрать суд.
  3. Судебное усмотрение может рассматриваться как право, правомочие или возможность суда действовать определенным образом.

Согласно позиции К. И. Комиссарова, судейское усмотрение — предоставленное суду полномочие по принятию, исходя из конкретных условий, такого решения относительно права, возможность которого исходит из определенных общих и относительных положений закона [3, c. 51].

Можно выделить различные формы судебного усмотрения. Они определяются тем, в какой именно ситуации суду предоставлено право действовать по своему усмотрению.

1) конкретизация субъективных прав и обязанностей участников процесса при наличии в нормах закона альтернатив;

2) применение факультативных норм, которые существуют наряду с основной нормой права и предполагают иной порядок урегулирования спорного вопроса, например, право допускать немедленное исполнение решения, приостанавливать производство по делу;

3) применение аналогии закона или аналогии права.

4) трактовка оценочных понятий, толкование которых отсутствует в нормах права, таких как разумность, справедливость, уважительная причина и пр.

В соответствии с ч. 1 ст.

82 АПК РФ [1] в случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе.

Здесь можно увидеть, что суду предоставлено право назначить экспертизу по своей инициативе. Но это право не является обязанностью. Суд может (а не должен) назначить экспертизу по своей инициативе. В соответствии с ч. 2 ст.

88 АПК РФ Арбитражный суд по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство. Здесь также суду предоставляется соответствующая возможность для вызова свидетеля, которой он по своему усмотрению может и не воспользоваться.

В соответствии с ч. 1 ст.

94 АПК РФ арбитражный суд, допуская обеспечение иска, по ходатайству ответчика может потребовать от обратившегося с заявлением об обеспечении иска лица или предложить ему по собственной инициативе предоставить обеспечение возмещения возможных для ответчика убытков. Здесь речь уже идет об определении прав и обязанностей сторон, так суд по своему усмотрению может потребовать от истца предоставление встречного обеспечения для ответчика.

В соответствии с ч. 3 ст.

130 АПК РФ арбитражный суд первой инстанции вправе выделить одно или несколько соединенных требований в отдельное производство, если признает раздельное рассмотрение требований соответствующим целям эффективного правосудия.

Здесь речь идет в полной мере о судебном усмотрении как в определении причин для выделения производства (оценочное понятие: эффективность правосудия), так и в самом принятии решения о выделении требований в отдельное производство.

Суду предоставлена возможность также по своей инициативе предложить сторонам рассмотрение дела в упрощенном производстве.

Ст. 144 АПК РФ предоставляет суду право на приостановление производства по делу. Поскольку речь идет именно о праве, то можно предположить, что данная возможность суда является проявлением судебного усмотрения.

Согласно ст. 146 АПК РФ арбитражный суд возобновляет производство по делу по своей инициативе после устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление.

Право судов применять аналогию права и аналогию закона предусмотрено ч. 6 ст. 13 АПК РФ. Аналогия применяется в случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота.

Аналогия закона — это применение к не урегулированному в конкретной норме отношению нормы закона, регламентирующей сходные отношения. Если отсутствует правовая норма для тех отношений, которые нуждаются в правовом регулировании правоприменитель определяет и использует норму, регулирующую сходные отношения.

Аналогия права — это применение к не урегулированному в конкретной норме спорному отношению при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, общих начал и смысла законодательства. в тех ситуациях, когда отсутствуют и сходные нормы, регулирующие соответствующие отношения, правоприменитель вынужден использовать общие принципы права.

Трактовка судом оценочных понятий как форма судебного усмотрения вытекает из самой сущности деятельности суда, как властного органа, осуществляющего рассмотрение спорных правоотношений и определяющего содержание прав и обязанностей сторон в этих правоотношениях. Если оценочные понятия только названы, но не определены законодательством, то именно суд при применении соответствующих норм обязан толковать их.

Также суду предоставлена возможность принимать решения при возникновении юридических коллизий. Юридические коллизии представляют собой правовые явления, которые тесно связаны с понятием эффективности правового регулирования. Правовые нормы отличаются тем, что они регламентируют ту или иную сферу общественных отношений.

При этом как предметов правового регулирования, так и самих норм в правовой системе государства существует очень много. Различные объективные и субъективные причины влекут за собой такое явление как юридические коллизии или противоречия между нормами права, регламентирующими одни и те же отношения.

Наличие юридических коллизий в праве влечет к снижению его эффективности. Поскольку при правоприменении возникает проблема выбора нормы. Совершенствование законодательного регулирования должно идти по пути устранения юридических коллизий.

Полностью их нельзя избежать в силу постоянного изменения общественных отношений и изменения самого процесса законодательного регулирования.

Коллизии представляют собой определенные расхождения или противоречия.

Обычно коллизии встречаются в различных нормативно-правовых актах и представляют собой противоречия в содержании данных актов относительно какого-либо общего предмета регулирования.

Коллизия возникает в том случае, когда два нормативно-правовых акта предусматривают по одному и тому же вопросу различные нормы. При обнаружении юридической коллизии в процессе рассмотрения дела суд вправе действовать по своему усмотрению.

Таким образом судебное усмотрение в арбитражном судопроизводстве это возможность суда действовать определенным образом, в соответствии с кругом предоставленных суду полномочий и в рамках, определенных законодательством.

Необходимость предоставления суду права действовать по своему усмотрению связана с властной ролью суда в процессе и с наличием таких аспектов, затрудняющих правоприменение как: пробелы в праве, юридические коллизии, оценочные понятия, не имеющие законодательной трактовки.

Литература:

  1. «Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 24.07.2002 N 95-ФЗ // СЗ РФ.2002. N 30. Ст. 3012.
  2. Барак, А. Судейское усмотрение / Пер. с англ. М., 1999.
  3. Комиссаров, К. И. Судебное усмотрение в советском гражданском процессе //Советское государство и право. 1969. № 4. С. 51 -53.
  4. Марков, П. В. Правовая природа и условия осуществления судебного усмотрения: автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 2012.
  5. Храмушин В. В. Функции арбитражных судов как гарантии защиты конституционных прав граждан / В. В. Храмушин // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 6. С. 3–7.

Основные термины(генерируются автоматически): судебное усмотрение, АПК РФ, суд, арбитражное судопроизводство, арбитражный суд, норма, возможность суда, коллизия, правовое регулирование, судейское усмотрение.

Источник: https://moluch.ru/archive/310/70272/

Обзор судебной практики по вопросам применения обеспечительных мер в гражданском процессе, Обзор судебной практики от 09 ноября 2015 года

Судейское усмотрение в вопросах обеспечения иска

Перед изучением Обзорарекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.Основные положения о применении обеспечительных мер в гражданскомпроцессе

Всоответствии со статьей139 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации(далее – ГПК РФ) по заявлению лиц, участвующих в деле, судья илисуд может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение искадопускается во всяком положении дела, если непринятие мер пообеспечению иска может затруднить или сделать невозможнымисполнение решения суда.

Поскольку статья139 ГПК РФ допускает обеспечение иска во всяком положении дела,обеспечение иска возможно и в ходе подготовки дела к судебномуразбирательству (пункт 12части 1 статьи 150 ГПК РФ, пункт 29Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 11 “Оподготовке гражданских дел к судебному разбирательству”).

Принимаемые судом меры пообеспечению иска должны отвечать целям, указанным в статье139 ГПК РФ, и в соответствии с частью 3статьи 140 ГПК РФ должны быть соразмерны заявленному истцомтребованию.

Перечень мер пообеспечению иска, содержащийся в статье140 ГПК РФ, не является исчерпывающим, в связи с чем судоммогут быть применены и иные меры, отвечающие целям, предусмотреннымстатьей139 ГПК РФ.

Обеспечение искапредставляет собой одну из гарантий защиты прав для лиц,обратившихся за судебной защитой, которая направлена на реальное иполное восстановление их имущественных прав в случае удовлетворениятребований.

Данный институт защищает права истца на тот случай,когда ответчик будет действовать недобросовестно или когда вообщенепринятие мер может повлечь невозможность исполнения судебногоакта.

Закон не определяет кругдоказательств, которые должно представить лицо, заявившееходатайство об обеспечении иска, и предусматривает, что само посебе существование как реальной, так и потенциальной угрозынеисполнения решения суда или затруднения его исполнения в будущемявляется основанием для применения обеспечительных мер.

Поэтому, заявляяходатайство о принятии мер по обеспечению иска, участник процесса(как правило, инициатором обеспечения иска выступает истец) долженпредставить доказательства, подтверждающие существование угрозынеисполнения решения суда, связанной с действиями ответчиков, инеобходимость применения мер по обеспечению иска, поскольку меры пообеспечению иска принимаются лишь в случае, когда существуетвероятность неисполнения или ненадлежащего исполнения ответчикомбудущего решения.

Оценка же обстоятельств,вызывающих необходимость применения мер по обеспечению иска,является прерогативой суда (судьи), разрешающего спор, которыйразрешает данный вопрос в зависимости от наличия у него основанийполагать, что в случае непринятия мер по обеспечению исполнениерешения суда может оказаться затруднительным или решение судаокажется невыполнимым.

Таким образом,установленный процессуальным законом механизм установления мер пообеспечению заявленных в суде требований используется, преждевсего, для защиты интересов истца. В то же время при регулированиивопроса о принятии обеспечительных мер учитывается принципсоблюдения баланса интересов сторон, законодательствомпредусмотрена также защита интересов ответчика.

Так, согласно части 1статьи 143 ГПК РФ по заявлению лица, участвующего в деле,допускается замена одних мер по обеспечению иска другими мерами пообеспечению иска в порядке, установленном статьей141 ГПК РФ.

Замена одних мер пообеспечению иска другими происходит не только тогда, когда ранееустановленная мера обеспечения иска не защищает прав истца и неможет гарантировать исполнение решения в полном объеме или в тойили иной части, но и когда эта мера неоправданно ущемляет праваответчика или ему могут быть причинены убытки, которых можноизбежать.

Кроме того, согласностатье146 ГПК РФ ответчик после вступления в законную силу решениясуда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск овозмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска,принятыми по просьбе истца.

Ниже приводится обзорвыводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по вопросамприменения обеспечительных мер в гражданском процессе, аименно:

-обоснованность и соразмерность обеспечительных мер;

-замена обеспечительных мер;

-отмена обеспечения иска;

-возмещение ответчику убытков, причиненных обеспечением иска.

1.Обоснованность и соразмерность обеспечительных мер

1.1. Апелляционноеопределение Кемеровского областного суда от 13.10.2015 по делу N33-11340/2015

Исковыетребования:

Гражданин Д. обратился всуд к гражданину Н.

с требованием о взыскании расходов налекарства, компенсации морального вреда, расходов по оплате услугпредставителя, мотивированным тем, что по вине ответчика егоздоровью причинен вред средней тяжести, в связи с чем истецпереживает физические и нравственные страдания, а такжеодновременно обратился с заявлением о принятии мер по обеспечениюиска в виде наложения ареста на автомобиль ответчика.

Решение суда:

Определением суда принятымеры по обеспечению иска Д. к Н. о взыскании денежных средств,компенсации морального вреда в виде наложения ареста натранспортное средство, принадлежащее Н.

Позиция суда:

Удовлетворяяходатайство истца (Д.) о принятии мер по обеспечению иска в виденаложения ареста на автомобиль ответчика (Н.), суд исходил из того,что владение транспортным средством на праве собственностипозволяет собственнику в любой момент распорядиться имуществом посвоему усмотрению, при этом сделки по отчуждению автотранспортногосредства не требуют государственной регистрации, в свою очередь,данных о наличии у Н. иного имущества, денежных средств, за счеткоторого возможно исполнить требования Д. в случае удовлетворенияиска, в деле нет, тем самым в случае удовлетворения исковыхтребований в полном объеме исполнение решения суда может бытьзатруднено или невозможно в связи с отказом ответчика добровольновыплатить истцу взысканные средства, а отчуждение Н. автомобиляприведет к невозможности обратить взыскание на этотавтомобиль.

1.2. Апелляционноеопределение Тульского областного суда от 17.09.2015 по делу N33-2845/2015

Исковыетребования:

Гражданка К. обратилась всуд к гражданину С.

с требованием о взыскании материального ущерба,состоящего из задолженности по оплате за электроэнергию и газ,задолженности по арендной плате, и просила в целях обеспеченияиска, для предотвращения невозможности в будущем исполнения решениясуда наложить арест на любые сделки по отчуждению, залогутранспортного средства, принадлежащего ответчику.
Решение суда:
Вудовлетворении ходатайства К. о принятии обеспечительных мер оналожении ареста на принадлежащий С. автомобиль отказано.
Позиция суда:
Отметив, чтодоказывание наличия обстоятельств, указанных в статье139 ГПК РФ, в соответствии со статьей56 ГПК РФ

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420315510

Раздел 3. Судейское усмотрение при разрешении заявлений о принятии обеспечительных мер | ГАРАНТ

Судейское усмотрение в вопросах обеспечения иска

Раздел 3. Судейское усмотрение при разрешении заявлений о принятии обеспечительных мер

Каковы критерии разумности требования о применении обеспечительных мер? Каковы критерии затруднительности исполнения судебного акта и вероятности причинения значительного ущерба заявителя? Какие доказательства суд может (должен) принять во внимание в подтверждении затруднительности исполнения судебного акта и вероятности причинения значительного ущерба заявителя?

В соответствии с частью 2 статьи 90 АПК РФ обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе, если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Из указанной нормы следует, что обеспечительные меры могут быть приняты при наличии одного из двух вышеуказанных оснований. При этом наличие или отсутствие указанных оснований устанавливается при помощи судейского усмотрения с учётом представленных заявителем доказательств.

Представляется, что такая оценка производится судом с учетом определенных критериев, которые законодательно не определены.

Рекомендации Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.

2006 N 55 “О применении арбитражными судами обеспечительных мер” [10], предусматривают необходимость судам при оценке доводов заявителя учитывать: разумность требования о применении обеспечительных мер; вероятность причинения заявителю значительного ущерба в случае непринятия обеспечительных мер; обеспечение баланса интересов заинтересованных сторон, предотвращение нарушения при принятии обеспечительных мер публичных интересов, интересов третьих лиц [11].

При определении разумности требования о применении обеспечительных мер рекомендуется исходить из следующих критериев: целесообразность, соразмерность, исполнимость и эффективность.

Целесообразность применения обеспечительной меры предусматривает оценку степени её необходимости в рассматриваемой ситуации. В данном случае заявитель должен доказать как раз наличие оснований для принятия обеспечительных мер. Однако следует учитывать, что обеспечительные меры принимаются в ускоренном порядке и на основании анализа незначительного объема доказательств.

Соответственно, суд, учитывая характер спора, должен принимать только такую меру, которая направлена на сохранение существующего состояния отношений между сторонами и не приведет к неоправданному ущемлению прав ответчика.

Критерий соразмерности обеспечительной меры заявленному требованию и достаточности для обеспечения исполнения судебного акта или предотвращения ущерба определен в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 N 55, согласно которому истребуемая обеспечительная мера должна быть непосредственно связана с заявленным требованием, соразмерна ему и обеспечивать фактическую реализацию целей обеспечительных мер, обусловленных основаниями, предусмотренными частью 2 статьи 90 АПК РФ [12].

Четкие рекомендации относительно применения критерия соразмерности обеспечительной меры заявленному требованию назвать сложно, поскольку суд должен оценивать соразмерность с учетом конкретных обстоятельств спора и особенностей истребуемой меры.

Как указал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, оценка соразмерности должна производиться с учетом соотносимости права и интереса, о защите которых просит заявитель, стоимости имущества, на которое он просит наложить арест, либо имущественных последствий запрещения совершения определенных действий должнику, а также на основе иных критериев [13].

Критерий исполнимости также имеет существенное значение, так как предусматривает оценку истребуемой меры на предмет ее эффективности, то есть, будет ли данная мера исполнена. Однако, в данном случае суд ограничен только представленными истцом доказательствами, в том числе относящимися к имущественному положению ответчика.

Рассматривая заявление о принятии обеспечительных мер, суд должен оценить на основе представленных доказательств возможность причинения заявителю ущерба как с точки зрения положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (в смысле возможности причинения реального ущерба и/или упущенной выгоды), так и неблагоприятных последствий, связанных с ущемлением чести, достоинства и деловой репутации.

В пункте 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 N 55 указано, что арбитражным судам следует учитывать, что обеспечительные меры являются ускоренным средством защиты, следовательно, для их применения не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора. Обязательным является представление заявителем доказательств наличия оспоренного или нарушенного права, а также его нарушения.

Таким образом, суд может принять в подтверждение затруднительности исполнения судебного акта и вероятности причинения значительного ущерба заявителю любые документы и сведения, отвечающие требованиям главы 7 АПК РФ, т.е. относимые, допустимые и достоверные доказательства.

Также может быть учтено наличие судебных споров и их количество с участием должника.

При этом наличие доказательств затруднения исполнения судебного акта не означает безусловной обязанности суда принять обеспечительные меры, при наличии доказательств неразумности и возможности причинения неблагоприятных последствий для ответчика и иных лиц.

Учитывая положения статьи 97 АПК РФ, представляется целесообразным и соответствующим целям эффективного судопроизводства обратить внимание заинтересованных лиц на возможность, в случае несогласия с принятыми обеспечительными мерами, предварительно до обжалования определения об обеспечении иска обратиться в суд, принявший обеспечительные меры, с заявлением об их отмене с представлением необходимых доказательств.

В ходе обсуждения высказано мнение о необходимости внесения изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, предусматривающих право обжалования только определения об отказе в отмене обеспечении иска.

Источник: https://base.garant.ru/19750899/95ef042b11da42ac166eeedeb998f688/

ВС: в России все чаще будет применяться

Судейское усмотрение в вопросах обеспечения иска

Контекст

Заседание Клуба имени Замятнина. Фотолента

Является принцип судейского усмотрения злом или благом, как трудности правового языка влияют на работу судей, почему законодатель не учитывает нюансы жизни простого обывателя и почему судьи должны выносить внятные решения, обсудили участники клуба имени Замятнина.

Неповоротливость законодателя

«Судейское усмотрение» — это дискреционные полномочия суда, позволяющие принять решения не на основе неких инструктивных указаний, а в законодательно закрепленных рамках возможного, пояснил глава Совета судей РФ Виктор Момотов.

По его мнению, проблема судейского усмотрения универсальна, и она есть во всех правовых системах.

«Право не должно и не может быть казуистичным: законодатель не успевает уловить все общественные изменения и оперативно реагировать на них, принимая новое правовое регулирование.

Чем богаче общественная жизнь, чем свободнее человеческая инициатива, чем многообразнее конфликты, тем больше будет судейского усмотрения, так как никаких законов не хватит, чтобы охватить всё разнообразие жизненных ситуаций», — отмечает председатель Совета судей.

Момотов акцентировал внимание на неизбежности правовых пробелов, не урегулированных правом лакуны общественных отношений.

«Восполнение этих пробелов возможно только путем аналогии закона, то есть применения правовых норм, регулирующих сходные отношения, либо аналогии права, то есть разрешения спора на основе общеправовых принципов и смысла законодательства. Аналогия закона и аналогия права основаны на широком судейском усмотрении», — разъясняет Момотов.

Он добавил, что несмотря на мнение обывателей, которым кажется, что судья идёт по проторенной дороге, на самом деле перед судьей возникает необходимость искать новые пути.

«Законодательство никогда не будет поспевать за реальной жизнью общества», — считает глава Совета судей.

Несовершенство правового языка

«Неизбежность судейского усмотрения в толковании и применении правовых норм обусловлена неопределенностью и неоднозначностью языка, используемого при формулировании этих норм.

Язык может порождать разные образы и ассоциации; одни и те же термины и лингвистические обороты могут восприниматься по-разному.

Язык права несовершенен, он часто бывает неопределенным, в нем есть потаенный смысл, замысел законодателя, социальная ценность и соответствующая цель», — напоминает Момотов.

Он считает необходимым помнить и об юридико-техническом несовершенстве законодательства: идеальных правовых актов нет и не может существовать.

«Конечно, юриспруденция стремится к унификации используемой терминологии, но в условиях ее постоянного расширения и динамичного развития общества полная унификация всего «юридического языка» недостижима. Поэтому толкование права, как и толкование любого текста, предполагает существенную роль усмотрения», — поясняет Момотов.

Конкуренция норм

На его взгляд очевидно, что норма Шарля Луи Монтескье о судах, которые «должны быть всего лишь устами, произносящими букву заранее предустановленного законодателем закона, механически и беспристрастно применять его», морально устарела.

«Судейское усмотрение — это признак развитого правопорядка и необходимый институт, позволяющий применять абстрактные правовые предписания к конкретным жизненным ситуациям. Оно связано с возможностью выбора в условиях альтернативы: судья правомочен избрать одно из нескольких вариантов решений, предусмотренных законом», — отмечает председатель Совета судей.

Он согласен с фактом того, что волеизъявление правоприменителя детерминированно волей законодателя и его воля связана предписаниями нормы права.

«При этом закон в широком смысле этого слова рождается прежде всего через судейское усмотрения, поскольку только в правопримененительной практике закон «оживает» и начинает непосредственно влиять на общественную жизнь», — подчеркивает Момотов.

По его мнению, только через судейское усмотрение может быть разрешен вопрос о конкуренции правовых норм: возможность применить к одним и тем же фактическим обстоятельствам дела несколько правовых норм с разным содержанием.

Развитая мускулатура

Судья принимает решение руководствуясь не только объективными факторами, напоминает глава Совета судей.

Существует целый ряд субъективных факторов судейского усмотрения, к числу которых относятся прежде всего мировоззрение судьи, его морально-нравственные и этические установки, сказал он.

«В сложных делах судейское усмотрение — это итог опыта и мировоззрения судьи. Судья не существует в «безвоздушном пространстве» — он живет в обществе, впитывая ценности своей эпохи, на основе которых формируется личность и взгляды каждого судьи.

Огромное влияние на этот процесс оказывает система высшего юридического образования, в которой происходит становление будущего судьи как профессионала.

Именно в юридическом вузе студент не только получает необходимые правовые знания, но и приобщается к базовым ценностям правового государства — верховенству закона, судейской независимости, приоритетной защите прав и свобод человека» , — подчеркнул Момотов.

Он считает, что настоящий судья — это личность, для которой нетерпимы шаблоны, стереотипы, формальное отношение к делу.

«В работе судьи всегда преобладает интеллектуальный труд, требующий постоянного поиска новых форм и методов с учетом меняющихся условий. В судейскую мантию не должны быть облачены люди с парализованной волей и атрофированной интеллектуальной мускулатурой — это должны быть люди творческие и волевые.

И в каждом судье имеются следы его прошлого опыта, воспитания, мировоззрения, полученного в вузе. Это прошлое, насыщенное эмоциями, постоянно влияет на нашу манеру ощущать настоящее и видеть спорный юридический конфликт, отражаясь в судейском усмотрении», — подчеркивает глава Совета судей.

На его взгляд, поэтому очень важно  развивать систему юридического образования, расширяя не только практическую, но и теоретическую подготовку студентов, которая имеет определяющее значение для работы будущих судей.

«Судейское усмотрение находится в прямой зависимости от интеллектуального «бэк-граунда» судьи, и задача государства – укреплять фундаментально-теоретическую основу судебной деятельности», — указал Момотов.

Зло или благо

«Рассматривая проблему судейского усмотрения через призму «блага» или «зла», «возможности» и «необходимости», нужно обратить внимание на то, что делая соответствующие выводы, мы презюмируем добросовестность судьи.

И тогда судейское усмотрение – это благо, дающее возможность определиться с тонкими гранями справедливости и законности.

Это одновременно и возможность, и необходимость в условиях конкуренции норм права, неопределенности языка права и несовершенства законодательства», — полагает Момотов.

Он напомнил, что в ситуациях, когда судейское усмотрение становится злом и выходит за рамки закона, единственный возможный и допустимый способ борьбы — это обжалование судебного акта в предусмотренном законом порядке.

«С созданием в России кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции появляются новые возможности для обжалования судебных постановлений, а введение принципа «сплошной кассации»  позволит наиболее тщательно проверять соблюдение пределов судейского усмотрения», — считает глава Совета судей.

Он подчеркнул, что расширение сферы судейского усмотрения — это свойство развитых правопорядков.

«Российская Федерация также движется по этому пути. При этом эффективность использования судейского усмотрения находится в прямой зависимости от качества проработки нормативно-правовых актов и уровня юридического образования. Уверен, что наше взаимопонимание по этому вопросу позволит создать необходимые условия для дальнейшего развития в России судейского усмотрения», — отмечает Момотов.

Понятно для адвоката

Адвокатское сообщество не настроено против судейского усмотрения, но требует, чтобы это усмотрение было понятно и защите, и клиенту, отмечает советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры» Елена Авакян.

«Адвокату в процессе нужна предсказуемость, он должен понимать, в какую сторону повернётся производство. Поэтому судейское усмотрение должно быть понятно защите и быть основано на определенных принципах. В России судейское усмотрение слишком широко и гибко. Оно бывает очень разным в зависимости от условий», — считает Авакян.

Она подчеркивает, что когда все стороны достигли консенсуса в вопросах справедливости, морали и нравственности, то вопросов и не возникает.

«Однако очень часто это не так. Тенденция к жёсткой вертикали отучает нижестоящие суды думать, они притягивают позицию вышестоящих инстанций, лишь бы им решение не отменили…

Для адвокатов принцип судейского усмотрения тоже очень важен: главное, чтобы мы имели диалог с судом и были равными с другими участниками процесса. Тогда у нас и клиентов будет полное доверие к решению суда.

А справедливое решение суда и есть общая задача для всех нас», — резюмировала Авакян.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20190606/300114416.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.